МЕНЮ

Кристаллизм

МАНИФЕСТ ХУДОЖНИКА

ПОРОГ ВХОЖДЕНИЯ

«Есть тайный смысл в этом мире»,

Владимир Сорокин.



«Мифология в значительной степени явление не стадиальное, а внеисторическое, атемпоральное, постоянное. Другое дело, что бывают эпохи, когда мифологическое отношение к миру более выявлено и эпохи, когда такое отношение выявлено меньше»,

«Ностальгия по истокам» (введение) Мирча Элиаде.



«Мнение будто мифы и представления о богах являются созданием первобытного человека и что с ‘прогрессирующей культурой’ души мифотворческая сила исчезает, есть научный предрассудок. Верно как раз наоборот… Способность наполнить свой мир гештальтами, очертаниями и символами, отмеченными к тому же единым характером, принадлежит как раз не первобытной эпохе, а исключительно ранним периодам великих культур»,

Освальд Шпенглер.



«Человек в поисках своей души»,

Карл Густав Юнг.




ТОЧКА СХОДА

 Этим термином обозначают точку на горизонте видимости, где все линии сходятся воедино. Определение это, и само явление, замечательно описывают проживаемый мною как художником творческий жизненный этап: разрозненные мысли о форме и содержании моих картин, еле уловимое ощущение, что транслируемое мной «сообщение» само по себе определило стилистическую, жанровую форму, всё вплоть до этимологии и лексического значения самого слова, обозначившего направление моей живописи – все элементы сложились в единое. Подобно частицам, соединяющимся в кристаллические решетки.


«БЫСТРОЕ ДВИЖЕНИЕ ГЛАЗ» или RAPID EYE MOVEMENT

В середине ХХ века двумя американскими учеными была открыта и исследована одна из четырёх фаз сна – фаза быстрого сна и её связь со сновидениями. Участникам экспериментов разрешали спать, но не давали дремать, а значит и видеть сны. На следующий день люди, лишённые фазы быстрого сна, чувствовали себя подавленными, нервными и раздражительными. Когда же им позволяли дрёму, люди предавались настоящим «оргиям сновидений», психологически желая наверстать всё, что было потеряно в предыдущие ночи. Смысл этих экспериментов сложно недооценить, а в данном контексте самым важным по праву можно назвать подтверждение органической потребности человека в сновидении – что означает потребность в мифологии!

Как творца, художника меня всегда занимали мысли о связи человека и космоса, о причастности человека к космическим процессам, о сакральном знании, путь к которому мы прокладываем через мифологию и символ. Эти мысли стали китами моей живописи.

Настоящее время принадлежит интернету, технологиям и наукам. Человек адаптируется к высокой скорости потоков всевозможной информации, принося неспешный глубокий анализ экзистенциальных явлений внешнего и внутреннего характера в жертву поверхностному охвату больших объёмов знаний разного качества. Казалось бы, это победа рациональной деятельности и сознательной жизни над старыми теологическими концепциями, догмами и теряющими всякую значимость институциями.

Возьму на себя смелость утверждать, что это эпоха религиозного кризиса; время, в котором «диалектика души» - архаичный термин, а движение «metoo» объединяет континенты.

Беглый взгляд по поверхностным смыслам – эта словесная конструкция отчасти описывает отношения современного человека и мира искусств. Но вселенная имеет дуальную структуру: поверхностное и глубокое, женское и мужское, сакральное и профанное, коллективное и индивидуальное. Одно перетекает в другое. И моя врождённая чуткость восприятия подсказывает, что время профанного истекает. К жизни пробуждается глубинное стремление к истокам, к космической религии и сакральности, к личной вселенной и мифотворчеству. А полнее всего и глубже, по мнению философа и мыслителя Мирча Элиаде, в пространство сакрального вживается художник, творец, ибо художник не «использует миф, а так же живёт в нем».


РЕЗОНАНС КРИСТАЛЛОВ или КРИСТАЛЛИЗМ КАК НАСЛЕДИЕ РУССКОГО АВАНГАРДА

Мой творческий метод формировался в течение нескольких лет совершенно естественным образом: «фасетность» как художественный приём носила отчасти декоративный характер, как мне казалось, имеющий своё начало в пристрастии к кристаллам и интересе к таким их удивительным свойствам, как резонирование. Особенно впечатляющим это физическое явление выглядит на примере кристалла, входящего в резонанс с некоторыми музыкальными гармониками и значительно усиливающего их звучание. Или возьмём известный опыт с резонированием кристалла кварца и разноцветными шариками: в момент их взаимодействия пёстрая масса шариков начинает делиться по цветам, потому что у каждого цвета свой резонанс! Удивительно наблюдать и как зритель начинает резонировать с определенной картиной.

Со временем стало очевидно, что выбор стиля был продиктован свыше как единственный, отвечающий моей сверхзадаче и метасообщению. Гранить реальность, преломляя её в кристаллических отражениях, чтобы разглядеть случайно трещину между мирами и заглянуть в неё без страха: увидеть сокрытое, постичь космогонию и найти своё начало.

В 2018 году я наконец сформулировала своё направление в живописи, прошла точку схода – «Кристаллизм», так я его назвала. А немногим позже обнаружила (удивительно, но обнаружила только после того как систематизировала мысли, упорядочила творческий путь и определила своё место в искусстве), что в 2016 году искусствовед, академик ЕАЕН, Григорий Гинзбург ввёл понятие «кристаллизм» как новый стиль в определении искусства. Оказалось, что кроме меня в современной России ещё только лишь один художник работает в схожей стилистике, это Василий Кротков. Хотя роднит нас, пожалуй, лишь некоторое совпадение формы, эдакая трансформация теории «Лучизма» Михаила Ларионова, одного из основоположников русского авангарда: «геометризация форм, прожекторные световые прострелы, изысканная и динамичная колористика». Но всё же, как верно отметил Г. Гинзбург, кристаллизм «не укладывается в привычные рамки таких авангардных течений, как кубизм, футуризм или…кубофутуризм». Его признак – это выразительная палитра, целостность форм и контуров, будто помещенных внутрь сверкающих граней кристалла: пространство внутри пространства. Изображаемое множится само в себе. Фасетные плоскости преломляют пучки света и заодно восприятие реальности зрителем.

Кристалл – это волшебное стёклышко, глядя в которое можно увидеть то, что прячет плотный занавес реальности. Тайный смысл этого мира.


ПОДАРОК ДЛЯ ВАС!
Оставьте свои контакты, чтобы получить подарок и актуальную информацию
Нажимая кнопку “Отправить”, я подтверждаю, что ознакомлен с положением об обработке и хранении персональных данных и даю согласие на хранение и обработку.